Старикашка Мээс (2old2r0cknroll) wrote,
Старикашка Мээс
2old2r0cknroll

В припадке просвещения…

Читая работы межсайтового литконкурса по The Elder Scrolls, внезапно набрёл на дивное.
Место ему, конечно, в проде, но… Оно пока такое свеженькое, такое сочное, кипит и трепещет тентаклями из-под крышки. В общем, не удержался, отпрепарировал сам. Прошу на дегустацию.

А эпиграфом к дивному мы возьмём:

Цитата
ОМФГ
medveditsa
2010-09-21 04:07 pm UTC (ссылка)
Я и Фрая-то недолюбливаю за понты, а этого аффтара реально хочется методично бить башкой об стол, приговаривая - "не выёбывайся, не выёбывайся, сука..."

(Ответить) (Ветвь дискуссии)


отпечатано комментоксероксом


За стол к окну подсел человек и начал шустро трепать пером бумагу. Его худосочная грудь стонала под напряжением. Ночная рубашка липла к телу от пота. Мужчина тяжело дышал и был красен от мученических усилий над собой. — О чём это, по-вашему? Погодите кричать «янепошлый!» — сначала выделите абзац и прочтите целиком. Каково?

В прихожей валялись смоченные вечерней росой кожаные сапоги да бледная шёлковая монашеская роба, вся умятая. — Кто умял робу, да ещё и не доел?

Пером порхая по пергаменту, он пятерней нырял в чашу со свежей земляникой и баловался ею. От чего губы в улыбке и пухлая ладонь заметно алели в свете огарка свечи. — А вот тут уже янепошлый!

Писателя не занимала окружавшая безмятежность. Погружённый в работу непостижимо глубоко для зрителя, лихорадочно выписывая изящные буквицы, он не успевал завершить дело. — А вот аффтар, к сожалению, успел.

В припадке просвещения она решилась на практический опыт. — И в пароксизме образованности.

Обращаясь к противной стороне конфликта, Каминалда, под час, выглядела как закоренелая некромантка из стана той сбившейся в кучку фанатично настроенной челяди, что коробила апофеозным мировоззрением и умозрительными заключениями о квинтэссенции бытия. — Читая этот текст, вы подвергаетесь риску апофеозно-умозрительной квинтэссенции.

…окрестные леса ломились от животных и растений. —  А местные пруды ломились от воды.

На отливавшем золотом лице пришибленно брезжил Массер, а рядом в облаках ехидно пряталась Секунда… — Это местные луны, их там действительно две. Но чьё было лицо, и кто все эти остальные слова  — лучше не спрашивайте.

Меж двух берёз зияла тьма надгробных плит базальта средь эха монолита крестов из серебра и сталгрима. Ками по достоинству оценила находку и предвкусила сок научного удовольствия, ибо шанс выпал уникальный – ковыряться в плоти, изучать магические связи, раскраивать энергетический синтез мёртвого и живого незримо для окружающих, находясь при этом в сути своего естества. — Суть моего естества умоляет прекратить чтение. Уже не могу. ЫЫыыЫыЫЫЫыыЫыыы …

С волнением она натыкается на тело. Свежее, как вино со скинградских нив– месячной выдержки. — Вино, по мнению аффтара, так на нивах и собирают, прямо в бутылках.

И повязка на глазах, которых не оказалось на месте. — Анекдот про парижского полицейского, составляющего словесный портрет задержанной: — Глаза — горячие, страстные, зовущие, один отсутствует…

Признаков смерти распознать не удалось. При детальном осмотре выяснилась пропажа внутренностей из полости под мантией. — И мозга из курдюка под штанами.

Цвет, запах, алхимические свойства – число значений которых пребывает в изобилии, неописуемы словами. — И слава Багу: слов уже достаточно!

Ками отпряла на спинку стула… — И ехидно спряталась?

-Ваша маменька соскучилась по вам и просит передать вас возвратиться. — Э-э-э?… Мну?…

Старика звали Руфио и он скрывался от возмездия за насилие над женской нежностью. Деяние, о котором он сожалел и ужасался себя оттого. Убегая от «должного воздаяния», он часто спал подолгу, но ему не удалось проспать собственную смерть. — Абзац и сам по себе прекрасен — так ещё и торчит посреди рассказа, без видимой связи с предшествующим и последующим текстом.

Из развёрнутого конверта выпала желтоватая бумажка, аккуратненько сложенная в четыре раза. Без задней мысли, она раскрыла её. И побледнела. Записка гласила «Не копай могилы!». Ками выпучила зенки. — Неожиданно!

Отыскав вскопанную могилу, опустившись на колени она припала в почтении к осаждённому храму её эстетства. Тело по-прежнему лежало незыблемо, уязвимая точка альтмерской беспристрастности. Толща чернозёма рядом всклокочена в холм. Давеча здесь разверзлась гротескная яма, вырытая тем, кому было что в неё положить. — Эти буквы жрут мой мозг!!!

В этот момент, стоя в прелых миазмах разложения, Ками приметила расплывчатую фигурку эмиссара пустоты. — Кто здесь???

Человек среднего роста, в бланжевом балахоне, с отросшей тонзурой, щипленький… — С ужасом представляю тонзуру, свисающую с, надеюсь, головы. А он её машинально пощипывает.

Насилу Ками преодолела смятение, овладевшее ею не на шутку, и играло нитями её жилок на шее. — Этот текст меня овладевает! Жилки, жилки отпустите!

Морской бриз обдувал синее шёлковое платье, разбрасывая волосы по плечам, оголяя декольте и заставляя рыбаков засматриваться на дивный профиль девушки дольше нужного. Распахнутая и прелестная, она принимала взгляды, за комплименты. — Дивный профиль декольте… Да…

Неуёмное благородство, навязчивый атавизм души, склонял вернуться и скормить останки убийцы диким волкам, попутно разведав обстановку. Шанса на ошибку, к сожалению, не было. — (потерянно): Добрая девочка… Благородная девочка…

Её безусловным венцом была продолговатая шкатулка и колбами, закованными в медные стяжки. — Тут может быть пропущено и два слова, и пять томов — разницы всё равно никакой.

Во все времена, при любом раскладе, некромантство было тесно связано с кладбищами – такова специфика науки. — (растроганно): Кэп! Спасибо, кэп!
Tags: прода, хиханьки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 68 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →